00:03 

II-29.

D.Gray Non-Kink
Всегда рады вашим идеям. С любовью.
Лави понимает, что испытывает к Канде что-то большее, чем дружба. Пытаясь разобраться к себе, он разговаривает со стулом. Вопросив: "А может быть, это любовь?" - Лави слышит сзади фырканье Канды.
Заказчик хочет невозможного: романтику и юмор вместе.

@темы: Заявки, Выполненное, Второй тур, Yuu Kanda, Lavi, Black Order

URL
Комментарии
2010-06-14 в 02:23 

«Как же все-таки хорошо, что двери открываются в комнату, а не в коридор! Слава архитекторам. Ну слава же, а! Быстрее проскочить и меньше вероятность, что кто-то из коридора заметит движение захлопывающейся… Ах ты ж! Тормозим! Теперь главное – закрыть без стука… Вот так, я спасен».
Лави привалился спиной к двери, чуть повернув голову, чтобы удобнее было прислушиваться к происходящему в коридоре. Правда, без значимого результата: кроме собственного запаленного дыхания ничего и не разобрать. Шагов-то уж точно. Если только топот, но преследователь умудрялся даже бегать тихо. Конспиратор-боевик, чтоб его. Когда тот насторожен, то даже по лесу ходит так, что ни одна ветка не хрустнет громко. А насторожен он всегда, ежеминутно ждет подвоха. Параноик. Лави, в общем-то, тоже не по паркету бальных залов привык ступать, мог быть на равных с тем, от кого сейчас скрываться приходилось. Но толку от этого умения при данных обстоятельствах? Ноль. Вычислит или не вычислит – вот в чем вопрос. Хотелось бы верить, что обманный маневр удался. Если нет, то вопрос «бить или не бить» плавно трансформируется в «по почкам или в челюсть». Эти варианты книжника категорически не устраивали, ибо все части тела были в равной степени дороги. Спрашивается, зачем тогда дразнить хищника? О, Лави сердечно отблагодарил бы того, кто дал бы правильный ответ на этот вопрос.
Пульс набатом стучал в висках, забивая все звуки извне. Губы мгновенно пересыхали от частого дыхания, как их ни облизывай. Мелькнула мысль, что попить бы сейчас не помешало, и тут же пропала, изгнанная здравым смыслом. Беглецу лучше сидеть тихо и не высовываться. Жажду нетрудно и проигнорировать пока. А то из-за неосмотрительности можно себе обеспечить питание внутривенно. Ибо с переломом челюсти жевать проблематично.
Сначала Лави хотел бежать в свою комнату и забаррикадироваться там, но все тот же здравый смысл подсказал, что это слишком уж очевидная линия поведения. Пережидать грозу под высоченным деревом опасно для жизни: коль молния шарахнет, то хорошо, если хоть скелет обугленный останется. Лучше уж под кустиком. Как кролики делают.
«Чертовы кролики. Это не только ценный мех, но еще и первые признаки паранойи. Вот ведь приставучая кличка. Додумался же. С чего бы это, интересно? Логика Юу – дело темное».
Дыхание постепенно выравнивалось. По крайней мере, уже можно было втягивать воздух глубоко, медленно и почти бесшумно. По ту сторону двери ничто не нарушало тишину, и Лави даже успокоился. Кажется, гроза прошла стороной.
– Твоего комурина… Это был мой личный рекорд по скорос… – книжник едва не прикусил язык, оборвав ворчание на полуслове, когда в коридоре послышались шаги. Незвано явилось на ум сравнение с затравленным кроликом, по пятам которого следует гончая.
«Опять… Черт, разве наши зайцы уже летают? Не летают. А другого выхода отсюда нет. Дверь, но туда мне нельзя. Или окно, но туда не на чем. Юу, скотина, чтоб тебе там споткнуться да мордахой в стену впечататься! Что ж ты такой… Рубака без тормозов».
С Молотом можно бы вылететь в окно без проблем. Но сложность-то как раз и заключалась в том, что Оодзучи-Кодзучи с собой не было. Остался где-то на просторах Главного управления. А все почему? Из-за преступного для книжника «чувства команды». Свой своему пакости не сделает? Ха! Если одно из неизвестных в этом уравнении – Юу Канда, то смело можно утверждать, что результат будет однозначный: сделает.
Не думал Лави, что соратник пойдет на подлый прием. А вот зря. Ибо тот пошел. Пнул основание изменяющего размеры Молота, обеспечив тем самым потерю равновесия болтающемуся на удлиняющейся рукояти Лави. Но удачно так для книжника пнул. Сделай он это чуть раньше, то полетел бы рыжий вниз на пару десятков этажей, изобразил бы собой напольную аппликацию в красных тонах.
«Вот интересно, Канда траекторию полета просчитывал или по наитию действовал, как всегда? Спросить что ли, когда он поостынет».
В общем, вместо приземления на десятом этаже, пришлось Лави цепляться за перила галереи седьмого, а для этого потребовались обе руки. В результате, где теперь Молот – неизвестно. Пойти бы поискать, но остановило то, что, во-первых, сломать оружие с Чистой силой в принципе невозможно. Так уверяли сотрудники научного отдела, это чудо сконструировавшие. Ну, если, конечно, за дело разрушения не возьмется акума или если не драться несколько часов к ряду. Во-вторых, неизвестно, куда именно упал Молот. Может, вообще на дне у Хевласки валяется. «Ха! Посторонись, Хэв, кувалда летит. Бум! О, прости, не успела, да? Трагично». В-третьих, по коридорам сейчас бродит лютый Канда, пребывающий стараниями книжника в вызверенном состоянии. Такому волчаре лучше не попадаться на пути. Перетянет Мугеном поперек хребта на раз. И хорошо, если меч будет в ножнах.
Как вывод из вышесказанного: Оодзучи-Кодзучи вполне может подождать своего хозяина там, где сейчас валяется. Если кто-то его и подберет, то наверняка отнесет или владельцу, или директору Ли. Ну или в научный отдел. Свои здесь не воруют. Да и зачем он кому-то? Всё равно все знают, чья вещица. А жизнь у Лави одна, рисковать ею лишний раз как-то не хочется. И так еле ноги унес. И все остальное тело в придачу. Сейчас бы сохранить прежнюю комплектацию да в том же состоянии. А то ведь можно в больничной палате и по делу оказаться. Пациентом.
Кстати, удачно так он свернул именно в эту дверь. Купился на то, что створка приоткрыта была, и правильно сделал: палата пустовала. Видимо, недавно выходил кто-то из персонала или счастливый выздоровевший пациент. Кровать уже убрали, а капельница еще стоит. Рук не хватило все сразу унести: и постельное белье, и штатив. И кувшин с водой. Вот это очень хорошо, очень.
Лави на цыпочках переместился к тумбе, поднял наполовину полную тару и вернулся к двери, заняв позицию за створкой. Когда откроется, входящий человек его сразу не увидит. Зато словит кувшином по голове. Временная дезориентация в пространстве, ступор на несколько секунд – этого должно хватить, чтобы пулей вылететь из палаты и драпануть по коридору. А потом пусть попробует догнать, ха!
– Вы почему не в палате? Нельзя нарушать режим.
Кувшин как-то незаметно опустился на десяток сантиметров, состыковавшись донышком со лбом книжника.
– Идиот, – сделал тот себе комплимент. – Шагов не различаешь, что ли? Совсем зациклился, везде он мерещится. Это уже диагноз, между прочим.
У матроны слух не настолько хорош, как у Канды – можно и побурчать себе под нос, досадуя на оплошность. Ведь действительно, если прислушаться, то шаги-то вовсе не как у Юу. Хоть и тоже четкие, уверенные: как у человека, привыкшего к тому, что его распоряжения выполняются неукоснительно.
«Черт, черт и еще с десяток рогатых хороводом. Я уже могу на слух отличать его поступь от прочих. Докатился. Волшебно. Просто восхитительно. Может еще стихи начать сочинять в его честь? Или, там, оды хвалебные петь? Мозгоправ по мне горюет, прям-таки изнывает от тоски. В отличие от Юу, это факт… Стоп. А, собственно, что такого? Шажки Линали я тоже, пожалуй, узнаю. Или не узнаю?.. Узнаю, конечно, о чем разговор!»
Пока книжник мысленно спорил с наиумнейшим человеком – с собой, любимым – матрона прошла в другой конец коридора, по пути рассуждая о постельном режиме и о том, какие кары могут постигнуть того, кто самовольно нарушает предписания врачей.
Рассудив, что выходить пока еще рано – а ну как Юу бродит где-то рядом? – Лави отпил воды прямо из кувшина, все равно стаканов не было поблизости. Лучше еще часок тут отсидеться, авось за это время Канда поуспокоится и уйдет куда-нибудь подальше. Медитация, говорят, способствует восстановлению душевного равновесия. Вот и пусть ею займется, ему полезно.
Кстати, Лави тоже чем-то вроде этого придется себя развлекать в ближайший час. Все равно делать в пустом помещении больше нечего. Только думать. А поразмыслить-то как раз есть о чем, ибо сердечное: «Пшел вот из ума, Юу, так тебя да раз этак, да с перегибом пару раз» – ожидаемого эффекта не производило. Печально. Но решаемо. Теоретически.
Говорят, за мельтешением листвы можно наблюдать бесконечно долго. Вот и представился случай проверить на практике и это тоже. Все равно смотреть больше не на что.

URL
2010-06-14 в 02:25 

Стараясь ступать как можно тише – просто на всякий случай, – Лави передвинул один из стульев к окну и уселся верхом, скрестив руки на деревянной спинке. Кувшин был отставлен на подоконник, чтоб далеко не бегать. Немного погодя еще воды захочется, это книжник знал наверняка. Потому и не пил сразу много: жажду гигантскими глотками все равно не утолить. Надо постепенно, мелкими дозами. Так продуктивнее. И не только в отношении воды это правило претендовало на истину. С Кандой надо общаться точно также: приучать его к своему обществу постепенно, а то и захлебнуться можно. И хорошо, если это выражение не обретет буквальный смысл. Кроваво-алых тонов.
Лави пока что удавалось балансировать на тонкой грани терпения мечника. Вот как сегодня, например. Если бы он все-таки перестарался в своих подколках, шагнул за предел допустимого, то Канда мог бы и не ограничиться пинком Молота. Как знать, может статься, что идеальный солдат Ордена все-таки способен забыть об уставе, об обязанности беречь каждую боевую единицу, независимо от личного отношения. Вот просто на минуточку запамятовал бы и проучил наглеца уже не напоказ, а с несущими травмы последствиями. Не нужно быть гением тактики, чтобы заметить: Юу никогда не гонял никого из своих соратников всерьез. Да, отпугивал угрозами и действиями, но реального вреда не наносил. Это его личный кодекс, установленные им самим (а может быть и при чьем-то пособничестве) рамки. А рамок Лави не любил. В частности, эти раздражали тем, что мешали выполнять его работу. Из-за ограничений к Канде было не подобраться обычными способами, приходилось импровизировать. Не то чтобы рыжему это не нравилось, как раз напротив. И теперь становилось проблемой: слишком он увлекся попытками растормошить самого нелюдимого из членов Ордена.
– Если благими намерениями дорога в Ад вымощена, то путь Историка как раз туда и ведет, а Юу – мой личный Люцифер.
После столь воодушевляющего заключения следующие минут десять лицезрения танца зеленых теней на голубом фоне даже получилось не думать ни о чем вообще. Только рефлекторно прислушиваться к звукам за дверью – не раздастся ли знакомая поступь. Увы, двери в палатах больничного крыла не запирались изнутри. Чтоб, видать, пациенты не баррикадировались от произвола старшей медицинской сестры. Подпереть чем-нибудь из мебели можно было, но смысл? Канда с одного пинка вышибет, если ему приспичит. Только еще злее будет оттого, что его сразу не пустили. Да и не станет же он по всем этажам искать? Ему гордость не позволит. Она у него явно гипертрофирована. Как и самомнение. Как и агрессия. Как и гонор. Как и злость.
– Вот же… ось земли и центр вселенной.
Лави мотнул головой, встрепав и без того не пребывающие в порядке волосы цвета пламени, и потерся виском о тыльную сторону ладони.
– Как ни странно, это признавать, но всё у меня сводится к Юу. Вот ведь парадокс. Самый нелюдимый, отталкивающий от себя всех и каждого, а похлеще магнита действует. Вот и не верь после этого в природный магнетизм. Эх, Канда, Канда… кладезь загадок. И хочется, и колется… Мугеном. Что ж с тобой делать-то?
В задумчивости книжник прищелкнул ногтем по пузатому боку кувшина. Да, пожалуй, уже можно сделать пару глотков.
Получилось три. Вот так всегда – сложно остановиться вовремя.
– Хэ, сначала бы понять, что с самим собой делать.
Через призму стекла шелестящая листва не имела своих завораживающих свойств, пришлось отодвинуть кувшин к углу, чтобы соблазна пить было меньше.
– Если б от любых соблазнов можно было избавиться столь же просто и легко…
С шумным вздохом парень опустился подбородком на перекрестье кистей рук.
Негромкие рассуждения вслух немного стабилизировали сумбур, творившийся в мыслях и чувствах. Давно уже подлавливал себя на том, что не мешало бы разобраться с творившимся на душе бардаком.
Отмахиваться тем, что книжнику не нужны никакие личные отношения – а значит, их и быть не может по определению – больше нельзя. Очевидно, что незыблемое правило не выдерживает напора влияния окружающих людей. Слишком уж тесно и продолжительно общение. Полгода – достаточно долгий срок для тех, кто больше трех-четырех месяцев нигде не задерживался.
«Не привязываться» – одно из главнейших табу книжников, о котором старый наставник все уши прожужжал и сотню шишек набил на затылке нерадивого ученика. Хоть не единовременно набил, а по мере совершения проступков. А то был бы Лави с бугорчатой черепушкой. Вот ужас-то. Но наука сия никак в прок не шла. Отчасти потому что слишком уж гипертрофировано у сверстников Лави понятие дружбы, чтобы не поддаться. Но дружба – это еще ладно, это полбеды. А что делать с охотничьим азартом, берущим стойку при виде Юу? Для книжника тайны – наркотик посильнее, чем кофе для Комуи. А о Канде даже в закрытых архивах не было ни слова.
«Неспроста, ох, неспроста. И организм чудно устроен тоже неспроста. На нем же ни одного шрама нет, а перемалывало его в акумской мясорубке знатно. И мордаха такая, что любой девчонке на зависть и обожание. Только в отличие от девчонок Канда не склонен к душевным метаниям, задолбыванию мозга и слезоразливам. Вот это его несомненный плюс… Так! Ну и куда это вас, Историк младший, повело? Поворачивай оглобли. Минусов у этого образчика хамства тоже полным-полно. Начиная от бешеного темперамента, упрямства, наглости, нетерпимости к людям…»
Да, отрицательных черт характера едва ли меньше, чем пунктов в списке того, что не нравится самому Канде. Только вот незадача: не могли они перевесить собой любопытство Лави к персоне вечно хмурого самурая. Не попадалось ему раньше такого крепкого орешка, что зубы об него поломаешь. Даже буквально, если особо удачно зацепить – прикус поправить Канда может без колебаний. Разгадать иных не составляло труда, а потом только и оставалось, что подстроиться под их линию поведения. В начале знакомства книжник всегда казался настороженным, а потом незаметно для собеседников становился «своим в доску». А с Кандой не так. Тот словно видел фальшь насквозь и не велся на уловки. С ним только методом провокации работать можно. Хоть какой-то прогресс наблюдался в этом случае. Кто еще в Ордене мог звать его по имени, например? Никто. Не то, чтобы и Лави это дозволялось, но ведь звал же! Рисковал здоровьем, тренировался в беге, но звал. Отступить не позволяла профессиональная гордость.
– Вот и гордись теперь тем, что слишком прикипел к этому… гаду невыносимому. Понять его хочется, но уже и не только в этом дело.
Лави отклонился, уцепившись руками за верхнюю перекладину спинки, и принялся раскачиваться вперед-назад. С опорой на четыре ноги: две – свои, родимые, а две – деревянного стула. То ли коняшки деревянной в детстве не было, то ли думалось так лучше. А может, и то, и другое вместе.
Тон речи даже поменялся слегка: будто книжник лекцию читал нерадивому ученику о вещах очевидных. Да так, собственно, и было. С той лишь разницей, что сам себе наставник и слушатель. Хотя можно представить собеседника на месте… да хоть кувшина. И ему рассказывать. Или, вот, стулу. Этот даже в такт покачивается (конечно, если на нем сидит тот, кто качает) – кивает, со всем соглашается.
– Когда по крупице собираешь знания и наблюдения, то к каждой мелочи начинаешь относиться, как к алмазу. Беречь, не потерять. Со временем эти частицы складываются в любопытную головоломку. Как калейдоскоп. Повернешь так – одна картина видится, чуть под другим углом взглянешь – иная. Завораживает, чес-слово… Да и сам я такой же. Книжник – этим все сказано. Только все верят маске. А вот Юу, кажется, не верит.
Вздохнув, Лави прекратил раскачиваться и замер: одной рукой облокотившись на перекладину стула, две ножки которого не достигали до пола сантиметров пятнадцати. Падать никто не собирался – с равновесием и распределением центра тяжести Лави дружил, иначе нечего было и думать о полетах на Молоте.
– А знаешь, из него бы отличный книжник получился, – взгляд задумавшегося парня был устремлен к окну, но перед внутренним взором стояла картина вовсе не природной зелени листвы. – Умеет смотреть в суть вещей, подмечает больше. И с чувствами у него проблем нет, с привязанностями. Только долг. Идеальный Историк. Не то, что я… Хоть местами меняйся, ей-богу. Вот бы деду радость была от такого ученика. И сдачи даст, если что не по его, ха!.. Вот как можно быть таким скупым на эмоции, а? Мне бы не помешала пара уроков. Только Юу скорее обеспечит занятия физкультурой. Бегом, например. Или прыжками в высоту, над Мугеном. Вот не пойму, ну какого ж он так бесится каждый раз? Слова ему не скажи – сразу за ковыряльник хватается. Условный рефлекс на меня такой, что ли? Выделился из толпы, поздравляю.

URL
2010-06-14 в 02:26 

Взъерошенные пальцами рыжие пряди встали дыбом, а потом, получив свободу, снова прикрыли бровь и черный кругляш повязки под ней.
– Пытаться разгадать Юу – это равносильно прогулкам по минному полю, на котором граблей навалено через каждые два метра. В потемках. Ты со мной согласен?
Чуть подавшись вперед, Лави подсказал «собеседнику» правильный ответ. Деревянные ножки со стуком ударили о пол.
– Значит, согласен, – рыжий перевел это на человеческий язык. – Как же угораздило-то меня так, а?.. Нет, стоп. А, собственно, как это «так»? В чем угораздило-то? Подумаешь, очередной объект для изучения. Особо тяжелый случай. На контакт не идет, попытки сближения отвергает, в доступе к информации отказывает. Черт, как официальный отчет. Ладно, акума с ним, со слогом. Что побуждает вообще к нему цепляться? Профессиональный интерес? Ага, как же. Эротические сны с его участием – это тоже тогда из разряда профессионального? Исследование стадий смены ориентации, не иначе. Блеск. Напишу книгу, состояние сколочу на продажах, лавры огребу. Посмертно. Дед же меня и уроет под землю, даже без гроба. Если успеет вперед Юу. Ха! А может, подерутся? За очередь в деле убиения безалаберного меня. Я б на это посмотрел… Н-да…
Веселье схлынуло также быстро, как и накатило. Да, чувство юмора частенько помогало не пасть духом даже в самых поганых ситуациях. Однако проблему надо все-таки решать. Как-то. Осталось только понять, каким образом это сделать и не усугубить свое незавидное положение.
– Себе-то за каким лешим брехать? Вот, чем та же Линали не угодила? И характер ангельский, и личико, и фигурка… Ха, и братец, чтоб его кофейком все микросхемы закоротило. Нет ведь! Мы ж легких путей не ищем. Подавай того, кто всех от себя держит на расстоянии вытянутой руки с Мугеном. Нет, прогресс, конечно, есть: кое-что дозволяется все-таки только мне. Применительно к Юу это даже за подобие дружбы можно принять. Редкое дело, кстати. И все бы хорошо и прекрасно, друг он и есть друг, как его ни назови, суть не поменяется, – палец книжника обличающее ткнулся в деревяшку, доказывая той очевидную истину. – Только проблема в том, что если человека оцениваешь как сексуального партнера, то дружбе можно помахать ручкой. Ибо это отношение уже по-другому называется. Самурай ты психованный, что ж с тобой так сложно-то, а? Да чтоб тебя… Мда, даже и посыл-то для него не придумаешь действенный. Из любой ситуации ведь вывернется. И сколько его ни лупи…
Лави двинул кулаком по перекладине спинки стула – размашисто, но не сильно, даже фаланги не заныли. Просто представилось на месте бездушного дерева нечто другое, но кажущееся столь же безразличным к существованию книжника: до восточной идеализированности смазливая физиономия.
– Ничем его не прошибешь, – посетовал рыжий избиваемому «собеседнику» и снова возложил локти на его деревянное «плечо». – Вот и как тут понять, стоит ли игра свеч? Да за одно предложение или даже намек он мне башку снесет. И будет прав. Наплюет на все патриотические запреты, принадлежность команде, боевую мощь и прочее, что его тормозит. Ну, или покалечит сильно, от этого тоже радости мало… Я могу оперировать словами как книжник, могу вытянуть из любого нужные мне сведения, кого угодно могу разговорить… почти. Только толку от этого умения, если не могу достучаться до одного человека, который действительно нужен? То ли он слышать не хочет, то ли я хреновый все-таки книжник. Как назло ничего путного на ум не приходит. Юу Канда – уничтожитель красноречия книжника. Великий и непобедимый, чтоб Муген его затупился. Ну вот че за нафиг, а? Молчишь… Вот и я не знаю. Может это любовь, а? Как считаешь?
Лави настолько увлекся диалогом с воображаемым собеседником, что скептическое хмыканье, эхом раздавшееся за спиной едва ли на пару секунд позже его собственного, не сразу воспринял как должно.
– Вот и я думаю, что чушь… эть…
Из пучины размышлений его вышибло, как пробку из хорошо встряхнутой бутыли с игристым вином, а в голове загудело так, будто одним махом все шампанское и выпил единолично. Вот вам и выброс адреналина в кровь, от такого и окочуриться недолго.
Не вставая со стула, он развернулся корпусом влево, оглянувшись через плечо, чтоб окончательно добить на последнем издыхании трепыхавшуюся надежду на то, что померещилось это уникальное и многофункциональное фырканье, даже в бреду узнаваемое.
«Нет, «Наденьки» долго не живут. Их убивает борзая и наглая сука. И красивая, будь оно все проклято. Вот так Смерть и приходит. Незаметно подкрадывается со спины, когда не ждешь».
Скучный фон больничного коридора украшал собой привалившийся спиной к дверному косяку Канда: боком к Лави, чтоб держать в зоне видимости и комнату, и коридор. Прирожденный боец, превосходный тактик, что уж говорить – всегда настороже. И по своей излюбленной традиции Юу не изволил смотреть на собеседника. Хоть руки на груди скрещены – значит, сию минуту хвататься за Муген и нападать не собирается. Хоть чуть-чуть, а радует. Если сразу не убил, то не все еще потеряно.
– Юу… – начал было Лави, да тут же себе язык и прикусил. Не стоило сейчас злить дерганьем имени. Взбеленится – не ответит же. А книжника очень интересовало, сколько Канда успел услышать из его откровений. О том, каким надо быть болваном, чтобы не заметить подкравшегося мечника, можно подумать и позже. Если вообще будет это «позже».
Не меняя позы в целом, Канда чуть повернул голову, из-под тьмы челки искоса взглянув на замершего Лави. А у того собственные разум и зрение готовы были биться об заклад по поводу выражения темных глаз. Зрение утверждало, что во взоре явно читались интерес и удивление, которые скупой на проявление любых чувств мечник приглушил до едва уловимой тени. А разум утверждал, что быть того не может, разве что с перепою. Или с испуга великого, который только что имел место быть.
Не произнеся ни слова, гость без особого замаха вскинул руку, и в книжника полетел небольшой предмет. Поймал его Лави рефлекторно, совершенно без участия мозга, работающего сейчас в ритме спасателей, разбуженных по боевой тревоге: четко, быстро, но на автопилоте. Перехваченным на подлете объектом оказалось не что иное как Молот. Теплый. Видимо, Канда его в кулаке нес. Не хотел, чтобы кто-то видел? И с чего бы это такая забота?
– Экзорцист ты точно хреновый, – соизволил заговорить предмет дум потаенных, взирая на «повелителя огня» все с тем же спорным выражением. – Еще раз похеришь Чистую силу – укорочу на голову.
Вот все-таки что в Канде хорошего есть, так это умение буквально фразой-другой мозги поставить на место и заставить их функционировать в наиболее эффективном варианте.
Отвернувшись спиной к вроде бы мирно настроенному мечнику, рыжий неторопливым жестом отправил Молот в кобуру на правом бедре, голову склонил, будто взглядом контролируя правильность действий руки. Хотя преспокойно мог справиться с этой задачей и на ощупь. Встал со стула, оборачиваясь через правое плечо. Секунды, конечно, но порой однобокая слепота и закрывающая часть лица повязка бывают удобны, чтобы дать себе краткие мгновения форы для маскировки истинных чувств.
– И давно ты тут?
Не дрожит голос? Чудесно. Можно себя похвалить за редкостный актерский талант. Даже смотреть на нежданного гостя теперь получается спокойно, невзирая на то, что задан самый важный на сей момент вопрос. Все остальное может и подождать. Молот, конечно, теперь в распоряжении своего хозяина, в окно можно прыгать безбоязненно – приземление пройдет успешно. Но вот только сбежать от самого себя не получится – не выход это. Не спрятаться от тени собственных желаний.
И снова только хмыканье в ответ, но теперь дополненное подобием кривой усмешки.
– Совершенно не держишь баланс, – отвечать на поставленный вопрос Канда явно не собирался. Как обычно.
«Вот и попробуй теперь разберись с ним, выясни, что он слышал и что с полученными сведениями делать собирается. А хотя, может, вообще делать ничего не будет. Это в духе Юу. Полное игнорирование окружающих и начихательское отношение к их мнению. Блеск. Лучше просто не придумать. Исповедался, дебил? Свободен. И поджопник для скорости».

URL
2010-06-14 в 02:26 

– Марш в тренировочный зал.
– Чего-чего?
На выволочку Лави, в общем-то, рассчитывал, но прямо здесь, не откладывая на потом. А тут опаньки – требуется смена места дислокации. Аттракцион невиданной щедрости прямо-таки: раньше о тренировках Канду приходилось долго упрашивать и в итоге всё в большинстве случаев заканчивалось бегом с препятствиями от разъяренного самурая. Тоже своего рода тренировка, с этим не поспоришь.
– На Молоте болтался, как тряпка на флагштоке. Послезавтра едешь со мной в Берлин. Хочешь сдохнуть там под пулями?
– Нет, конечно. Я слишком молод, красив и обаятелен, чтоб помереть во цвете лет. Даже у тебя на руках, о, несравненный мой собрат по оружию, – возвращение к шутовской манере общения, активно применяемой на публике, несколько поспособствовало восстановлению душевного равновесия. По крайней мере, начал работать мозг, а это уже хоть какое-то, но достижение. – Комуи, кстати, мне про миссию ничего не говорил.
– Я говорю, – невозмутимо парировал собеседник, не торопясь, к слову, освобождать дверной проем. Еще и переступил с ноги на ногу и скрестил их так, что только бочком-бочком мимо него теперь и можно протиснуться. Теоретически.
– Погоди-ка, – прищуром век отразилось подкрадывающееся подозрение о том, что личная инициатива Канды не на пустом месте возникла. К словам лучшего бойца прислушивался даже директор, поэтому Юу вполне мог по собственной воле скорректировать состав группы. Другое дело, что желания брать напарников у него не возникало никогда. – А Комуи вообще знает, что я, как ты говоришь, иду с тобой на миссию? Или для него сюрприз будет?
– Тебе моих слов мало? – толика угрозы подсказала, что лучше с этой дорожки свернуть подобру-поздорову. В конце концов, можно и у директора напрямую спросить.
– Ну что ты, что ты. Как тебе можно не верить? Я ж не самоубийца.
– Тогда заткнулся и резво поскакал в зал.
«Однако ж! Эк ты сегодня щедр. Неужто подслушанное так твои мозги перекосоежило? Вот ведь клятство… Нет, пусть сдохну, но я это выясню. Лучше помереть быстро от Мугена, чем медленно от любопытства».
На всякий случай (а с Кандой все они бывают резкие, как лезвие катаны у горла) Лави вытащил Молот и, вертя оружие в пальцах – нервы-нервы, чертовы нервы совсем расшатались, – весело высказался в спину рывком отлепившегося от двери и шагнувшего в коридор Канды:
– Какое нетерпение, Юу. Прям как на свидание зазываешь.
Мечник остановился и неторопливо полуобернулся через плечо. Не хватаясь за меч, что несказанно радовало шутника. Ибо на самом деле было ему вовсе не до смеха, даром что напоказ вел себя, как шут гороховый.
– Предпочитаешь бег? Обеспечу трассу. И ускорение.
– Нет, спасибо, – отмахиваясь одной рукой, второй он поспешил убрать Молот обратно, пока Канда не заметил. – Я за ближний и полно-контактный.
Иронично изогнутая бровь и тень интереса в выражении глаз в противовес ожидаемым злобе и агрессии – занятная реакция, очень занятная.
«Либо я окончательно сбрендил, либо не все так мрачно, как казалось».
– Бой, Юу, бой, а ты что подумал?
Снова это фырканье в ответ. И кривая ухмылка, от которой поежиться хочется, потому что кажется, будто Канда все прекрасно понимает. Особенно то, что имелся в виду вовсе не бой. Зато полно-контактный, это да. Хотя, кто ж его знает, этого дьявола в человечьей шкуре? Он наблюдателен, этого не отнять. Вот только насколько хорошо может считывать человеческие эмоции с лиц? Это достоверно пока установить не удавалось. Но кто сказал, что Лави не будет пытаться? А упорства ему не занимать.
Как ни странно, на последний вопрос Канда все-таки соизволил ответить, уже возобновляя движение:
– Подумал, что на минном поле должно быть больше граблей.
– Предполагаешь, меня это остановит? – хмыкнул Лави, пристраиваясь рядом с идущим по коридору соратником. Если уж тот слышал откровения аж с «граблей», то играть в кошки-мышки и угадайки явно не имело смысла. Вот и обнаружилась причина накативших доброты и щедрости. Сильно усеченных, но в понимании самого сурового экзорциста Ордена это как раз наивысшая степень их проявления.
– Уверен, что нет, – произнес Канда без тени сомнения. Как обычно. Словно отчет перед Комуи держал. Только вот ни капли привычной злости и раздражения в тоне.
«Тем интереснее».
– Вот именно, тем интереснее, – невозмутимо подтвердил он рассуждения не произнесшего ни слова книжника.
Лави сбился с шага, обогнал собеседника, чтобы видеть его лицо, да так и пошел дальше спиной вперед – все равно коридор длинный, а мельчайшие изменения в мимике Канды пропустить не хотелось.
– Юу, ты мысли читаешь?
– А ты думай тише.
– Нет, ты меня не перестаешь удивлять.
– Тем лучше. Не соскучишься.
– С тобой-то? О да! И за сто лет не заскучаешь.
– Возражения?
– Нет, что ты, Юу. Никаких возражений, – словно заявляя о капитуляции, замахал руками Лави. Еще и умудрялся при этом преломлять своим смехом легкий намек на улыбку, на секунду изогнувший губы Канды.
– Кстати, напомнил. Я тебе велел не звать меня по имени?
– Ага, неоднократно, – как примерный ученик, кивнул рыжий. Да еще и развернутый ответ предоставил, будто на «пять с плюсом» нарывался: – А еще грозил страшными карами. Вплоть до таких изощрений с перегибами и в таких положениях, что Линали краснела, когда это все слышала.
– Вот с них и начнем. За каждое дерганье имени.
– Шутишь, что ли?
– Я похож на шутника?
Вот глянь на него – так ведь и испугаться бы надо. Если не понимать, что злость и раздражение могут быть всего лишь показными. Как горгульи перед главными воротами – чтоб страху нагнать и намекнуть незадачливому путнику, мол, разворачивай коней да и вали на оставшиеся три стороны света. Но если долго и упорно ломиться в эти самые ворота, то хозяин бастиона может снизойти до гостеприимства. Хотя бы из-за банального интереса к назойливому гостю. А там, глядишь, и прижиться можно…
– О нет, Юу, что ты.
– Учти, я считаю.
– Да бога ради, Юу, сколько угодно, Юу. Ты, главное, не сбейся, Юу-у-у.
– Подписываешься на пожизненное.
– Да кто против-то? – хохотнул Лави, беспечно закидывая руки за голову, разворачиваясь и пристраиваясь идти бок о бок с грозой всея Ордена.
Жизнь, определенно, насыщалась красками. А всего-то и надо было, что искрами слов бросить правду тьме в глаза.

URL
2010-06-14 в 05:35 

Учитывая все происходящее, в чем-то я несомненно должна быть гениальна.
Чорд, автор, хорошо пишете) По-мойму, я вас знаю))) Вас так прет по ГрейМену?))) Это прекрасно)
Мне кажется, или вы действительно сделали стиль попроще? :)
Или это не вы?)))
Короче, спасибо) Не заказчик.

2010-06-14 в 09:13 

Снейп прищурил один глаз, дернул уголком губ, приподнял бровь так, что Гарри понял – симметричная мимика для слабаков (с)
О, это было здорово))) а фразочки-то какие милейшие)) Спасибо автору)
Читатель)

2010-06-14 в 10:30 

missgreed
меня прет, меня прет, хоть уже не Новый год... со времен многотомного, как вы выразились, "кактуса" стиль вроде не менялся. по крайней мере, сознательно.)) так что, может быть и попутали с кем-то.)
благодарствую за похвалу. вы таки опять меня приятно удивляете, "милейший хомячок"))

Винер-сан
спасибо) приятно, что вам понравилось.

автор

URL
2010-06-14 в 11:28 

Амариллис Л
Педантичная Сова // Вечно ты, Федор, куда-то вступаешь...(с)
О, это просто чудесно! Действительно одна из лучших Ваших вещей :hlop: ;)

2010-06-14 в 12:27 

Амариллис Л
щьорт! ну вот как так можно палиться, ничего не делая, а?))
спасибо)
автор

URL
2010-06-14 в 12:56 

Амариллис Л
Педантичная Сова // Вечно ты, Федор, куда-то вступаешь...(с)
Выдает манера написание, слова и речевые обороты, некоторые образы, характерные только для Вас. :)

2010-06-14 в 13:16 

Rosiel~sama
я бог и ниипет
дада, вот мне тоже кажется, что я узнал стиль автора)

2010-06-14 в 14:45 

missgreed
Учитывая все происходящее, в чем-то я несомненно должна быть гениальна.
Автор Вам, кстати, уже подражают))) Смущаете юные умы, сударь.
Стиль был очень тяжелым, все время писать им невозможно, если вы не Бушков))) От текста к тексту у вас появляется такая, знаете, приятная легкость :)

2010-06-14 в 15:08 

Rosiel~sama
я бог и ниипет
я промолчу как Вы еще пропалились)))

2010-06-14 в 15:19 

Yuu Ross
«Калибруй и помалкивай!»©
Rosiel~sama, да что уж смущаться. авторы спалились уже только тем, что у них повествование всегда от лица Книжника младшего идет, не в обиду будет сказано ^^

2010-06-14 в 15:28 

Rosiel~sama
я бог и ниипет
ну это мелочи

2010-06-14 в 15:29 

Амариллис Л
Педантичная Сова // Вечно ты, Федор, куда-то вступаешь...(с)
Yuu Ross авторы спалились уже только тем, что у них повествование всегда от лица Книжника младшего идет, не в обиду будет сказано Да нет, у этого автора я навскидку два текста могу вспомнить, которые идут от лица Канды :)

2010-06-14 в 16:08 

missgreed
я? смущать? да боги с вами! ни в одном глазу!)
перечитать, что ли, то "тяжелое" на досуге... поищу отличия))

Rosiel~sama
я учту эти мелочи на будущее :lol:

Yuu Ross
*смеясь* кажется, все-таки мимо)

Амариллис Л
нууу, в принципе да, можно сказать, что два (если считать один анонимный текст)

*теперь-то понял всю прелесть анонимного исполнения заявок))) понравилось играть в угадайки*

URL
2010-06-14 в 16:10 

дааа... автор, Вас трудно не узнать, особенно, если не так уж много читал, а хорошего еще меньше. Прикольно, очень прикольно. Странно, меня даже пейринги в вашем исполнении не пугают, манера написания оправдывает все остальное :). Не ожидал наткнутся на нонкинке на веше творчество, ан вот как вышло. Очень приятная находка, читал с удовольствием :).

URL
2010-06-14 в 16:21 

Yuu Ross
«Калибруй и помалкивай!»©
Гость в 16.10, ваши комментарии отображаются. Не надо дублировать )

2010-06-14 в 16:36 

Я и не дублировал! Оно само видимо... Сам только что хотел написать просьбу, чтоб убрали лишний)

URL
2010-06-14 в 22:20 

Отчего опять во мне прошла война, а мира нет?
Автор, я вас обожаю! :inlove: :squeeze: Спасибо огромное за такое прекрасное исполнение!
Довольный заказчик.

2010-06-15 в 15:38 

Гость
спасибо)
если выскажусь о пейрингах, то спалюсь еще больше))
а почему бы и не поучаствовать, если тут именно нон-кинк и нет ограничений на километры объем текста.))

Kage Tsukiyama
автор безмерно доволен, что заказчику понравилось исполнение.) сделаем невозможное возможным! )
а вам спасибо за завку.)) визуализированная такая, сразу картинка представилась. она мне весь мозг изгрызла, пока не записал)

URL
2010-06-15 в 19:49 

Вы никогда не пройдёте свой путь до конца, если будете останавливаться, чтобы бросить камень в каждую тявкающую собаку.
Гость и нет ограничений на километры объем текста.))
Ограничений нет. И чем длиннее, тем даже лучше ;-)

2010-07-14 в 22:40 

плесень и липовый мёд в пропорции 1:1
Нет слов, один восторг! Шедеврально.

2011-04-02 в 15:22 

D.Gray Non-Kink
Всегда рады вашим идеям. С любовью.
Автор, будьте добры, раскройтесь пожалуйста. Нам вам еще приз именной вручать.
Или кто знает, то сами раскройте автора - ради благого дела же.

URL
2011-04-02 в 15:56 

D.Gray Non-Kink
пардон, склероз.)
*пшел в у-мыл*

URL
2011-11-22 в 23:05 

EliNook
Roses are red Cornflowers blue Prussia is dead Because of you
Автор, а откройтесь, чтоль, для разнообразия и тут!! Пишете хорошо, а новичкам в фандоме интересно)))

Открываться ведь уже можно?

2011-11-22 в 23:09 

Aelen
Вы никогда не пройдёте свой путь до конца, если будете останавливаться, чтобы бросить камень в каждую тявкающую собаку.
EliNook, Да фест как-то вообще уже неживой(
Так что чего скрываться уж.

Администрация.

2011-11-24 в 18:59 

Хэл - проклятье Света
Яда полный бак, цинизм включен, язвительность на максимуме – все системы работают нормально.
EliNook, спасибо на добром слове.)
автор

   

D.Gray-man Non-Kink

главная